УРОК 18.  Молитва духом на языках

ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ

Молитва духом на языках

Апостол Павел говорит: «Кто говорит на незнакомом языке, тот говорит не людям, а Богу». Иногда мы молимся и говорим так красиво. Но когда ты молишься на ином языке, ты говоришь не людям, а Богу, потому что никто не понимает тебя. Ты тайны говоришь духом. Кто пренебрегает молитвой духом, он пренебрегает тайнами. Какими же тайнами мы можем делиться, когда молимся духом? Во-первых, мы открываем Богу тайны своего духа – то, что мы даже сами о себе не знаем. Человек не знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем. Петр не знал себя. Все, что он мог делать – только кичиться, бить себя в грудь, думая, что никогда не отречется. Он себя не знал, он правду говорил. Он, действительно, верил, что никогда не предаст Иисуса. Но его хватило только на «одно ухо». Человек не знает себя. И когда мы говорим на языках, то говорим тайны о себе, мы говорим о своих мотивах, слабостях, раскрываем свой дух. Также тот, кто выходит уже за пределы самого себя, может говорить тайны духом не только о себе, но также о духовном мире. Дьявол не понимает, о чем идет речь, люди не понимают, но Бог понимает.Ангелы пришли на землю Лотову, чтобы убедиться, точно ли так то, что земля вопиет о злодеяниях Содома и Гоморры. Они пришли, чтобы посмотреть и сообщить Богу, соответствует ли вопль земли действительности. И когда мы здесь, на вражьей территории, начинаем молиться в духе, то открываем Богу тайны о ситуациях, которые происходят вокруг нас. В Исаии написано: «Долго молчал Я, терпел, удерживался; теперь буду кричать, как рождающая, буду разрушать и поглощать всё» (Исаия 42:14). Духовная молитва должна быть агрессивна. Мы можем прорываться в молитве. Помню, как мы беседовали с братом Иваном, который уже в вечности, он стоял в советском апокалипсисе. Однажды его допрашивал Андропов. Я сам слышал от него, как он молился: он говорил, как уходил на молитву и исчезал, входил в иссту
пление на несколько часов и когда возвращался в тело, было уже около 5-6 утра. Когда он на несколько часов уходил в духе, то там воинствовал с силами зла, потом возвращался в тело, час спал и шел на работу. Есть агрессивная молитва духом, духовные роды. Большин-
ство христиан не знает о том, что такое духовные роды. Но есть молитва духовных родов, когда что-то рождается из молитвы духом. Павел говорит: «Я в муках рождения доколе не изобразится в вас Христос». Это также о духовных родах. Я хочу вас вдохновить, чтобы вы могли переживать духовные муки рождения, когда дух входит в такие сферы, когда языки становятся не актуальными. Это уже «воздыхания неизреченные». Такие воздыхания переживали многие святые.Один из свидетелей рассказывал, как он молился с Эваном Робертсом. Он сказал, что, если бы не имя человека и не уважение к нему, то он бы соблазнился: так больно и так неудобовразумительно было смотреть, как молился Эван Робертс. Он молился так, что невозможно было душевному человеку вынести это. Плотскому невозможно принять такой молитвы.
Вот что такое духовная молитва. Проехав по Европе, я увидел в некоторых церквях, что они стесняются молиться духом, а некоторые уже и не могут. Люди угашенные, дух спящий… Так не должно быть. Церковь Божья должна взрываться молитвой в духе.
Я сегодня призываю вас, с этого начинается пятидесятническое движение: молитесь духом. Если мы оставили это, то нам
нужно вернуться к главному. Если человек занимается спортом, он должен быть спортивным. Духовный человек должен иметь сильную молитву в духе. Ты можешь быть пророком или у тебя может быть тончайшее словознание, но ты не можешь не молиться духом. Ты можешь исцелять, но ты не можешь не молиться духом. Эта тема нуждается в более глубоком погружении. Можно молиться разными языками и расширять свои способности. Я помню, как к сестре Тане пришла одна сестра, и она молилась такими красивыми иными языками, что сестра наша взгрустнула и сказала: «Ну, какие у нее красивые иные языки, а у меня такие примитивные!» И когда та ушла, Дух сошел на сестру
Таню, она стала танцевать и такими же красивыми языками молиться. Произошла какая-то активация.Мы можем молиться разными языками. Помню, перед тем, как мы поехали в Испанию служить там, у меня был целый период, когда я молился на чистейшем испанском диалекте. Это
было что-то невероятное! Я просто наслаждался. Все в рифму, древним наречием. Мы можем менять иные наречия. Мы должны упражняться
в этом. Мы должны расширять свой диапазон. Это не значит, что молиться в силе означает молиться в красоте. Есть Псалмы, в которых явно слышен прорыв. Например, мы читаем девяностый Псалом, и он не то, чтобы красивый, он «прорывной». Мы провозглашаем прорывы.
А есть псалмы красивые, витиеватые. Это песнь о Царе, о Котором язык псалмопевца говорит, как «трость скорописца». Мы можем наслаждаться красотой молитвы на языках. Но дело не в наречиях, а в продвижении Царства, когда мы просто
рычим и прорываемся. Есть разная скорость у молитвы на языках, как разные сверла: тонким сверлом можно просверлить то, что невозможно
просверлить толстым. И нам нужно использовать наши буры в духе и прорубать, и просекать, как молния или как молот. Мы все это можем делать молитвой духом. Высвобождайте дух, потому что дух молитвы – это дух силы. Помню, как однажды сестра Таня, старица, в молитве духом
подошла ко мне на коленях и стала махать кулаком: «Я выбью из тебя эту грусть, эту печаль. Ты почему печальный? Прекращай!» Молитва на языках в духе вышибет из тебя депрессию, человеческую премудрость и глубину. Нам не надо быть глубокими, нам надо быть простыми, надо быть радостными, опасными, и все это делает молитва на языках. Научитесь молиться агрессивно. Украшайте свою молитву наречиями. Я помню, как мы молились около трёх часов, и вдруг у всех пошли китайские зыки! Мы стали скакать, прыгать, а пророк закричал: «Дети мои, Китай пробудился!», – он увидел в духе трещину в стене. Это мы сделали трещину, потому что кричали на китайских языках. Украшайте, раздвигайте свои пределы и прорывайтесь вперед с этим молотом Божьим. Роды, вопли, воздыхания в Духе Святом. Раздвигайте молитву на
языках. Придет время, когда вы можете ее вообще потерять. Нашим городам не нужна еще одна проповедь, им нужен прорыв!