УРОК 24. ДЕРЕК ПРИНС

ЧАСТЬ 1. ВИДЕОУРОК

ЧАСТЬ 2. ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ 

 

ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ

ДЕРЕК ПРИНС. НАЗНАЧЕНИЕ В ИЕРУСАЛИМ

Назначение в Иерусалим

Дерек Принс

со слов своей жены Лидии Принс

Это история трёх лет жизни удивительной женщины, мужем которой я имею честь быть. Это описание тех трёх лет, на протяжении которых она оставила матери­альный комфорт и успешную карьеру и погрузилась в жизнь, полную опасностей, лишений и разлуки со всеми, кто был ей дорог. Будучи преподавателем высшего уровня, она в одиночку, не имея денежных средств, покинула свою родину - ухоженную и спокойную Данию - и отправилась в землю обостренных взаимоотношений и примитивных усло­вий жизни. Пунктом её назначения был Иерусалим - Иеру­салим времён начала открытых столкновений между евреями и арабами, которые продолжаются по сей день.

Там Лидия перенесла голод и жажду, опасности улич­ных боёв и осад. И там же она нашла то, что ищет (но так редко находит) всякий живущий человек: радость, мир, и полную безопасность, вопреки всем внешним обстоятель­ствам жизни.

Духовные поиски Лидии опередили её собственное по­коление, во многом она стала одним из первопроходцев полноевангельского движения, которое с тех пор считается самым положительным и обнадёживающим явлением на­ших дней. В виду всё возрастающего давления и напряже­ния, с которыми сталкиваемся все мы, её жизненный пример указывает путь к ответам, которые выдержат испы­тание последнего времени.

Так было и в моём случае. Мы встретились и пожени­лись с Лидией в Иерусалиме в конце Второй Мировой вой­ны. Закончив Итон-колледж и Кембриджский университет, я был избран действительным членом Научного Общества Кингз-Колледжа в Кембридже, откуда спустя шесть лет я был призван на войну. Но с того момента, когда я взошёл по ступеням к дверям серого каменного дома и встретился с голубоглазой женщиной, которую несколько еврейских и арабских детей называли мамой, в моей жизни начался со­вершенно новый этап обучения.

В том доме я познакомился со Святым Духом, не как с одной из Личностей богословского учения о Троице, но как с настоящей, мощной повседневной реальностью. Я был свидетелем того, как Лидия расставляла на столе тарелки, когда не было еды, зная, что когда мы сядем за стол, Бог даст пищу. Я видел, как она запрещала лихорадке и болез­ням в детях, и как болезни отступали.

Но самое больше впечатление на меня производило то, как Дух питал её, вёл её, поддерживал её целый день и каждый день, через страницы Библии. Раньше я изучал Пи­сания на языке оригинала, анализировал исторические ком­поненты, размышлял над истолкованием. Лидия же слышала всё это сердцем. «Я читаю Евангелие от Иоанна, - сказала она однажды, - как письмо любви».

За тридцать лет брака я научился от Лидии, что такая молитва, исходящая из самых близких отношений с Библи­ей, это не какое-то субъективное переживание, но действи­тельная сила - самая могущественная сила в мире. Однажды наша дочь Джоанна сказала своему сыну Джона­тану, что Лидия о чём-то молится. «Ну, если об этом молит­ся бабушка, то всё в порядке», - прокомментировал Джонатан.

Во всём этом меня больше всего удивляет то, что пер­вые тридцать пять лет своей жизни Лидия, согласно её соб­ственному суждению и мнению всех других людей, совсем не была похожа на человека, с которым это может случить­ся. Интеллектуалка, немного сноб, зажиточная молодая женщина, которая интересовалась новыми красивыми ве­щами, танцами и всеми удовольствиями культурного мира, в котором она родилась; она читала Библию только тогда, когда это требовалось по программе в педагогическом кол­ледже.

Тот путь, идя по которому этот агностик двадцатого века обнаружил реальность Бога, полон руководящих указаний для всех нас, полон практической помощи для всех тех, кто занят такими поисками сегодня. Я с самого начала побуж­дал Лидию записать её историю. Но Лидия всегда была слишком занята жизнью, чтобы описывать её. Постепенно я понял, что если эту историю и опишет кто-то, то это придёт­ся сделать мне. К тому времени я близко познакомился со всеми местами и почти со всеми людьми, которые фигуриру­ют в этих событиях, поэтому я смог воссоздать и сцену действия, и персонажи согласно первоисточнику.

Это рассказ о Лидии. Я старался, насколько это воз­можно, войти в её мысли и переживания, передать события её собственными словами так, как она переживала их тогда - не стараясь нанести глянец на борения и слабости, но по­зволяя реальной женщине говорить за себя.

Однако в этой книге есть ещё один герой - в некото­ром смысле истинный главный герой - город Иерусалим. В этих главах Лидия изображает Иерусалим таким, каким она увидела его в первое десятилетие после четырёх веков ту­рецкого владычества - очень отличавшимся от того города, который сегодня знаком туристам. Затем, в конце книги, на­чинаю говорить я, пытаясь приподнять завесу будущего и обрисовывая то, что ожидает Иерусалим - и всех нас. По­тому что ключ к мировой истории лежит именно в этом горо­де.

То, о чём я пишу, может случиться в ближайшие деся­тилетия. Библия не говорит, когда это будет; но она уверяет нас, что всё произойдёт именно так, как это предсказано. Мы молимся, чтобы благодаря этой книге мы с Лидией смогли поделиться с вами мыслями о грядущей судьбе этого города и той любовью, которую он внушает всем, кто всерьез воспринимает побуждение Божие - «Молиться о мире для Иерусалима».

ДЕРЕК ПРИНС

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ