УРОК 4.  НЕ ОГОНЬ, НО УГЛИ

ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОЧТЕНИЮ

НЕ ОГОНЬ, НО УГЛИ

Быть углями, а не огнем. Угли часами могут высвобождать жар. Если ты умираешь зимой от холода, ты ищешь костер, чтобы согреться, и вот когда, наконец, находишь на земле темное пятно – единственное, о чем просишь: чтобы там были угли. О, чудо! Есть! Ты уголь не возьмешь руками, ты не сможешь до него дотронуться, у тебя случится ожог. Невозможно взять угли.

 

Ты нуждаешься в углях. Если есть угли, то будет и огонь. Если есть огонь, но нет углей, – ты в опасности. Потому что угли поддерживают огонь. И если огонь без углей, тепло скоротечно. Мы сегодня должны быть печью, которой палят и жгут. Нам нужно стать теми, у которых есть терпение, терпение огня. Часами, днями, неделями, месяцами, годами, – ты печь. Тебе не нужна очередная конференция, чтобы «запалить» твой потухший фитилек. Ты – печь.

 

Когда у тебя есть угли, тебе нужно не только утешение. Тебе не нужно, чтобы тебя много ободряли. Потому что ты на Господа уповаешь, сила твоя – в Боге твоем. Потому что ты печь. К тебе можно приходить и брать огонь. Ты будешь укреплять, потому что в тебе есть угли.

 

Используйте настоящий огонь. Настоящий огонь – это не харизма. Я могу на молитве «накричаться», но это не значит, что я вас наделил и не значит, что вы получили силу. Настоящий огонь – это угли. Если ты соприкоснёшься с моей жизнью, то получишь «душевный ожог».

 

Такие угли нам нужны. Мы прижмем тебя к груди – и у тебя будет «заволдыренная» душа. Угли – это жизнь в огне. Это жизнь на грани. Вот настоящий огонь. Огонь – это не харизма. Огонь – это жизнь внутри. Когда я это понял, то перестал понапрасну напрягаться. Я стал меньше кричать. И стал чувствовать, что служить так гораздо легче в духе, а силы стало больше. Потому что не огонь, но угли. Именно эти угли из жертвенника взял серафим клешнями, прижег уста пророку Исайе, и тот говорил только одно: «Так говорит Господь». Вот, что делают угли.

 

Идет наделение дальше. Путь огня. Это значит, жить в огне. Это держать измерение огня в своей жизни. Это постоянно стоять в том, чтобы быть огненным человеком. Даже находясь в семье, в быте, в семье, на отдыхе, на работе – всегда! Где бы ты ни был – ты – человек-огонь! Предсказуемо-непредсказуемый. Всегда опасный. Потому что у тебя молниеносная реакция на откровение. Всегда открыт для Божьего голоса. И всегда открыт мгновенно послушаться, и твой меч наготове. Ты не можешь быть в сезоне расслабления. Ты не можешь быть в «отпуске» от Бога. Ты не можешь быть ни мгновения расслабленным, но ты всегда реагируешь, и, если есть неправильные вещи, – ты отсекаешь им голову. Это опасные люди. Они обжигают. У одних от них волдыри, а других – кольчуга.

 

Нам нужно подняться выше. Недавно нам пришло послание от пророка, который живет на другом континенте, я даже не знаю, как он выглядит и сколько ему лет. Во время, когда я возводил церковь в поклонение, чтобы мы перешли на другой уровень, мы пели о Голгофском Кресте. Голгофский Крест – это место нашего обитания. Мы восхваляли Голгофский крест с распятым и воскресшим Христом. В этот момент пророк послал мне откровение. Я был настолько уверен, что это Дух Святой послал это пророчество, что сразу решил зачитать его церкви. Пророк написал: «Я пророчествую тебе, что ты ходишь между огнистыми камнями небес, и я пророчествую тебе, что ты больше не будешь зрителем, смотрящим, как другие танцуют. Нет, но ты сам затанцуешь и выведешь людей из их пещер. Ты своим телом, видимо, перед лицом других будешь передавать людям ту близость с Богом, которая высвободится, когда ты будешь двигаться телом при поклонении Ему, особенно в момент собрания (здесь говорится о собраниях церкви). Вот, что значит слово «поклонение» на еврейском или греческом. Это общее, собирательное слово, и я высвобождаю это на тебя. Самые сокровенные мысли Бога выражаются в форме движения тела».

 

Позже пришло еще одно откровение издалека, но уже из наших источников: «С братьями и сестрами мы забирались на скалу, и на этой скале Божий человек начал копать колодец. Некоторые стали спрашивать: «Не легче ли было выкопать колодец внизу, на земле, почему именно здесь, на скале?» Тогда Божий человек ответил, что здесь нужно копать, потому что именно в этом месте находится  источник живой воды. Также Божий человек сказал: «Вы можете пойти и выкопать свой колодец». Кто-то задал вопрос: «А можно пить из твоего?» Божий человек улыбнулся и ответил: «Конечно».  И через какое-то время труда появилась необыкновенного цвета вода, она была голубого, белого цвета, какими порой бывают облака на небе. Такой воды я еще никогда не видел. Божий человек преклонил колени, наклонил голову до земли и благодарил Господа».

 

Давайте взберемся на гору, и там начнем копать колодец и будем пить с вершины горы, а не у подножия. На самой вершине есть колодец, и мы будем раскапывать его там и пить небесные облака, голубую воду откровения, небесную живую воду. Это была живая вода вечной жизни.

Еще одно откровение. Откровение просвещает, открывает порталы в нашем сердце, нашем уме, в небесах, и оно наделяет нас силой. Было показано, что с неба, сверху, на Владивосток изливается огонь в виде столба, вихря, спирали, закрученного смерча. Это был огонь ярко голубого цвета. Затем было показано, что от спирали огня отделился огонь в виде существа, по виду походящего на человека со львиной головой. Он подлетел к Божьему человеку и вдохнул из своих уст в его уста голубой огонь. Этот огонь вошел через уста и помещен был мечом в его сердце. Затем было показано, что Божий человек стал пить от спирали изливающегося сверху огня, и этот огонь стал сгущаться и концентрироваться в его сердце. С концентрацией огонь стал приобретать оттенок пурпурного цвета. Затем от Божьего человека стал отделятся огонь, по виду как человек с львиной головой, и стал вдыхать в других людей, прямо в их уста, этот огонь. И они также, по призыву Божьего человека, стали пить огонь от спирали изливающегося сверху огня. И было показано, что к нему из разных мест приезжают разные Божьи люди, чтобы он дал им от того огня. И он вдыхал в их уста этот огонь.

 

Также было показано, что когда Божий человек открывал уста и говорил, то огонь выходил из его уст и обжигал слушающих его людей. Этот огонь производил три действия: он обжигал некоторых людей, и их головы из человеческих превращались в головы волков и псов. Также были те, кто обжигались от огня. И последние или принимали его внутрь сердца, или отвергали его. Было показано, что Божий человек всех слушающих призывал пить от спирали изливающегося сверху огня. В откровении было ясно показано, что этот же огонь производил и чудесное, и страшное действие – вместо человеческих голов от этого огня у одних людей вырастали псиные и волчьи головы, потому что они отдалялись от спасения.

Сегодня мы говорим о том, что нам нужно пить огонь. Мы говорим об этом искусстве Духа. И снова продолжаем эту тему, потому что идет наделение.

 

Нужно научиться всем боевым искусствам, которые уже были высвобождены, потому что только арсенал сделает тебя мастером: не один, два, три приема, которые ты знаешь, но мастерство состоит в том, что ты обладаешь всеми видами духовного оружия. Каждая связка на твоем теле работает на победу. И затачивать меч камнем с водой – это повторять боевые искусства.

 

Однажды на наше служение пришел человек, который имел в своем сердце желание совратить на кривые пути, о чем он признался сам после служения. Но на собрании он увидел огонь. Он встретил этот огонь и сказал: «Я в шоке». Я спросил: «От чего ты в шоке?» Он сказал: «Я не ожидал увидеть то, что увидел». Я понял, о чем он говорит. Он встретил бесстрашный, живой огонь.

 

Иисус сказал: «Крещением Я должен креститься. И как Я томлюсь, пока сие совершится. Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Это то, что мы сейчас приносим. «Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей»… Иисус принес огонь. Это то, что сейчас происходит. Иисус принес крещение огнем. Иисус принес огонь разделения. Он говорил об огне всегда. Этот огонь – разделяющий.

 

Помню, как только я полюбил Иисуса, я думал, что, наверное, весь мир меня полюбит так же. Но я заблуждался: как только я принял Христа, в тот самый миг я увидел сатану, и теперь я его вижу всегда. В особенные сильные пики присутствия славы Божьей я вижу, как приходит дьявол. Видимо, дано ему, ангелу сатаны, «удручать». Я не знаю, Бог поставил его или нет, но как только я принял Господа на улице, когда я плакал и рыдал от того, что есть Бог, мимо Которого я шел всю свою жизнь, явился тот, кто является врагом наших душ.

 

Я сидел в парке и рыдал на лавочке, заливался слезами, потому что в моем сердце прозвучал громовой голос, что Бог есть и Он призрел на меня. Это было как гром посреди неба. В тот солнечный день, март месяц, молодой человек сидел на лавочке и плакал, потому что Бог сказал: «Стоп». Он дал начало новой эре в его сердце в этом городе. И тут же появился человек, который стал восхищаться этой картиной. Это был очень странный незнакомый человек, который смотрел прямо в мое сердце восхищающимися глазами. Он сразу дал мне, я видел это в Духе, чашу гордости. Я удивился: мои слезы еще текли по щекам, как он уже стал восхвалять меня: «Вот это да!» Я понял, что это сатана.

 

Видите, несколько секунд в царстве – и сразу ведение. Он стал двигаться за мной по пятам и повторять: «Вот это да, вот это да!» И я понимал, мне не нужно было объяснение, что он имеет в виду. Он хотел меня погубить. Я понял: это мой враг. Он шел за мной по пятам и восхищался, как одержимый. Странный человек, хорошо одетый и молодой. Он не оставлял меня некоторое время и все восхищался, пока я его не прогнал. Я подумал, как это странно: дьявол рядом с Богом... Удивительно.

 

Позже я увидел тот же самый Дух, когда шел однажды от одной молитвеницы. Я рассказывал вам про эту бабушку. Мы с ней проводили много времени в ходатайстве Духом. Это было реальное хождение в небесном. И вот, идя после одной такой молитвы, я почувствовал, как всё вокруг меня будто «застекленело» в природе, как будто в тот момент Бог хотел прорваться в нашу действительность. Я не помню ни одного человека: казалось, все люди исчезли. Я просто бежал в Духе Святом и чувствовал, что вхожу в славу. Вдруг впереди меня человек резко повернулся ко мне и сказал: «Убей меня!» Я сказал: «Нет, потому что Господь дает тебе жизнь!» Он сказал: «Господь? Где же был этот Господь?!» И он стал поднимать свой палец к небесам и говорить оскорбительное на Бога.

 

Я подумал: «О, это сатана!» И стал «лопатить» в своей голове, есть ли где-нибудь место Писания о нем, потому что я еще мало знал Библию. Может ли сам дьявол прийти во плоти?

 

Я не мог понять: неужели дьявол является во плоти? Потому что я подумал, что сам Люцифер стоит передо мной. Так высоко он говорил. Я знал наизусть «Фауста» Гете, как Мефистофель обольстил Фауста. У него был такой же разговор, как у Иова, когда сатана стал доказывать Богу, что Иов принадлежит ему.

 

Он спросил меня: «Ты где живешь? Я хочу к тебе». Я ответил ему: «Нет». Он сказал: «Ты что, боишься?»  Я ответил: «Нет, не боюсь». – «Тогда пойдем!» Я сказал: «Пойдем». Мы зашли ко мне в дом, с этим маньяком. Я тогда жил один. И он стал рассказывать, как убивал людей топором, как сжигал, как ему явилась в видении в лесу Мария и разные другие вещи. То останавливаясь, то смотря мне в душу, то делая какие-то недвусмысленные намеки по части того, чтобы я боялся… Он продолжал и продолжал свой рассказ. Но я не боялся его. И он сказал мне: «Читай мне Библию». Взял, смотря мне в глаза, открыл ее, ткнул пальцем и сказал: «Вот здесь». Я посмотрел, и там было сказано: «…если хочешь быть совершенным, иди, продай имение свое и следуй за Мной». Он забрал Библию, не сводя с меня глаз, закрыл ее и сказал: «Ну, что теперь ты скажешь?»

 

И я подумал: «Да, это, наверное, сам сатана». С такой властью, в таких чудесах сатанинских, может двигаться только сатана. Я ответил ему: «Вот, что я тебе скажу: я тебя не боюсь, я всего лишь маленький мальчик у Бога, глупый и смешной, но я расту. Я мало знаю Писания, и твои вот эти хитрые штуки я не понимаю. Но я знаю только одно: что мой Господь Иисус Христос спас мою душу, и я пойду за Ним, чего бы это ни стоило. А тебе пора встать и уйти отсюда. Теперь я провожу тебя до твоего дома. Подъем. Уходим. Вставай и пойдем, быстро». Мы встали, и у него не было выбора. Теперь я его повел до дома. Он показал квартиру, где живет. Его то «пробивало», и он становился простым человеком, то опять схватывали демоны. В один момент его глаза как будто застилало, и уже сам сатана говорил через него, который намекал мне, чтобы я молчал о его преступлениях, в которых он исповедовался, а потом снова прорывалась душа, и он говорил: «О, как я устал». И я сразу обращался к его душе: «Только Господь может тебя спасти». Я как будто залазил к нему  в душу. И снова в нем поднимался демон.

 

Этот человек был в церкви, крещеной Духом Святым, и он боялся туда вернуться, боялся не пережить откровение. Он говорил, что если не увидит откровения, то разочаруется, ведь у него остался последний шанс. Он сказал, что совершил тяжелый поступок: однажды спас женщину-бомжа, вытащил ее, буквально, из лужи. Он привел ее домой, ухаживал за ней несколько лет, но недавно выгнал ее. Он так согрешил, и теперь в его жизни всё разрушено. Он был очень травмирован тем, что в его душе шла борьба с судьбой. Я подумал: «Ты посмотри, какая глубокая душа!»

На следующий день после встречи с этим человеком я решил навестить его и принести ему еды. Я купил хороший кусок мяса, не знаю, почему, но именно мясо. И пошел к нему домой. Но все потерялось, как будто это была сказка. Всё исчезло. Я больше так и не видел ни этого дома, ни этого человека.

 

Мы участвуем с вами сегодня в духовной битве, и духовный мир открыт перед нами. Я рассказал про этого человека, но на самом деле, это духовные силы. Они испытывают нас.

 

Господь, если ты движишься в Нем, не даст тебе испытания сверх сил. Может быть, твой путь будет очень необычен. Он может быть настолько зашифрован и закодирован, что ни один пророк не сможет тебе его истолковать. Это есть избрание. Пути некоторых людей – таких, как Исаия, Осия, Давид, даже Апостол Петр, – удивительны, они Божьи. Бог избирает Себе сосуды, которые являются углями, и Он Сам делает их.

 

Это невероятно – как можно довериться Богу, когда мы вверяем себя в эту тайну. Я был очень сильным мистиком. Один мой друг так и говорит: «Ох, ты и мистик!» Да, в какой-то степени я мистик. От слова «мистерия» – тайна. Но когда я пришел к Господу, мне сразу «закинули» для изучения «Четыре духовных закона»: первый – паровозик веры, второй – вагончик знания, третье – чувства, и четвертое – что-то еще. Потом мне дали другой «вагончик» – Г12. Кто-то решил, что эта программа и есть настоящее христианство. Потом было еще множество христианских программ: «Пять к пяти», корейская модель, американская модель. И дальше ты просто начинаешь путаться во всем этом. Твое христианство становится все поверхностней и поверхностней, ты, как поплавок, плаваешь на поверхности, вместо того, чтобы идти на глубину. Ты покупаешься на эти «штуки», чтобы быть популярным, чтобы у тебя было больше, чем у других. И вот ты уже ходишь с епископской папкой – почитаемый и уважаемый всеми. Все то же самое, откуда тебя вытащил Господь, только теперь в другом обличии.

 

Такая дешевка. Неужели это Господь? Неужели нам нужно в этих вещах вариться, неужели нам преследовать эти цели? Иисус оставил всё и пошел в пустыню, Он увлечен был туда  Духом в пустыню, проводил время среди зверей, скорпионов и василисков; Он не пил воды и не ел, чтобы взойти на то место, с которого Он может потом двигаться по земле. Он должен был сразу установить планку хождения с Отцом. В эти сорок дней Он взбирался на гору день за днем, чтобы оттуда общаться с Отцом, там был установлен язык, там был установлен уровень, качество и природа Его отношений с Отцом. Там Он показал, что до смерти будет послушен Отцу. Через сорок дней поста и молитвы к Иисусу приступили Ангелы служить Ему. Я думаю, что Ангелы служили Ему со слезами, Ангелы могли плакать. Я думаю, что там, где они стояли, были мокрые лужи.

 

Как Ангелы служили Иисусу? Какое любование! Как я бы хотел хоть на минутку стать этим Ангелом, чтобы я так же мог обнять Иисуса и прильнуть к Его голове! Как бы я хотел быть среди тех Ангелов, у которых был доступ обнимать и служить Иисусу, стоять около Него, когда Он спит в истоме, когда Он томится, поддерживать голову Его на своих руках.

 

Иисус Сам установил язык отношений с Отцом. Мы сегодня с вами в том же самом положении. Мы устанавливаем с вами, как будем жить с Богом. Будем ли мы ходить для себя или будем ходить для Него. Будем ли мы использовать благодать для себя, чтобы самоутверждаться, получать исполнение своих желаний, целей или мы, действительно, сподобимся и войдем в тайну сокровенную – тайну вечности.

Мы не работаем, чтобы на небе получить хорошую зарплату и какие-то премиальные, сейчас, уже здесь, нужно начать жить для Бога. Вот, в чем секрет, почему одним дается успех в Духе, а другим – нет. Вот, почему не быстрым ногам дается победа.

 

Есть определенная тайна, и в этой тайне сегодня Господь хочет принять нас. Потрясающе. Мы можем отбросить весь этот прах, всю ветошь земных притяжений, земного эгоизма, своего «супер эго», и войти в эту узкую дверь. Что там нас ждет? Мне ничего не надо. Пусть он будет ветхий, в рубище, тихий и некрасивый старик. Пусть он будет бедный, может быть, от него будет плохо пахнуть. Может быть, он будет раздражать меня. Да, Иисус так может. Иисус может раздражать. Он «специалист» по моему раздражению.

 

Он может мне сильно не нравиться. Он может быть моим антиподом. Он даже может быть моим врагом иногда. Я могу не узнавать Его вообще. Но пусть это будет Он. Пусть будет только Он вместо всего! Вот, что имели пророки. Вот, что имел Иеремия в своем плаче. Вот, что имел Исаия, Иезекииль. Вот, что имели и малые пророки, как Наум и Софония. Вот, имел Павел, великий Апостол. Он не знал, что он великий. Он смирял себя.

 

Вот это называется огнем, возлюбленные братья и сестры. Это огонь, который сжирает тебя, как Его снедала «ревность о Его Доме». Вот, что такое огонь. Это огонь по Богу.

 

Человек, который крещен таким огнем, не может не любить Бога, с ним невозможно жить рядом и не чувствовать конфликт, быть равнодушным. Ты всегда будешь трезвиться, ты всегда будешь пробуждаться. Ты всегда будешь обжигаться.

 

Ты будешь ошибаться, мы будем падать, мы будем согрешать, вставать с разбитыми сердцами, «переломанными ногами», но снова и снова жить, смеяться и плакать, рыдать и хохотать. Мы будем снова умолять, будем снова наслаждаться поклонением, но это и есть жизнь богоборцев, это есть огонь!

 

Христос пришел низвести на землю огонь. Это огонь от Самого Бога, Он не принес мир, который усыпляет, который удовлетворяет. Мы не призваны приходить удовлетворенные и «объетые» этой «христианской сметаной», растолстевшие, поверхностные. Когда, в какой момент мы перестали быть способными поститься, держать час молитвы, потому что не находим в этом смысла?!

 

Сегодня Господь снова и снова зовет нас. Мы не будем говорить о том, как важно мир спасать. Это все понятно. Но ты себя не можешь обслужить, что там мир спасать?

 

Это сложные боевые искусства, это великое мастерство. Человек огня принимает природу огня. Он то исчезает и является в другом месте, то перемещается вниз и вверх, из стороны в сторону, вперед и назад, потому что он входит в измерение углей. Это высокие боевые искусства – жить в огне, в настоящем огне. Я не говорю сегодня о харизме, не говорю о таком как бы психологическом настроенном состоянии Духа, активном, харизматичном, холеричном. Я сегодня говорю об огне, который может молчать и палить все вокруг себя, который может быть спокоен, но при нем гремит гром, он вызывает сатану.

 

Прямо сейчас я чувствую его присутствие, как дьявол слушает меня очень внимательно, насупив очи, нахмурившись, внимательно вглядывается в мое сердце и в мои глаза, чтобы меня сломать и победить. Я помню эту битву с ним. Некоторые битвы я проигрывал, надо отдать ему должное, сильный соперник. В некоторые битвы он чуть меня не убил, несколько раз. Наполеон уважал своих врагов, когда он побеждал, он их чтил. Настоящий полководец никогда не будет унизительно относиться к врагу, разве, что враг был дешевый.

 

И наш враг – это дьявол. Архангел Михаил, споря о Моисеевом теле, не произнес укоризненного суда. Моисеево тело лежало, и сатана пришел, чтобы дать ему тление, чтобы оно было изъедено червями. Он ненавидел тело Моисея, потому что оно сияло Божьей славой. Однажды сатана потерял славу и сразу полетел вниз, но славой был увенчан Божий Сын. Смерть пришла со своим жалом, чтобы уничтожить Моисея, но Архангел Михаил сказал: «Да запретит тебе Господь, сатана, да запретит тебе Господь!» 

 

Архангел не смел произнести укоризненного суда не из-за себя, а из-за Господа, потому что дьявол не достоин, чтобы Ангел опускался до его уровня. Так же мы ответили однажды тем, которые стали оговаривать людей, которые восстают сегодня против церкви: «Нас эти люди не интересуют!» Мы хотим им милости, пусть Бог их помилует и спасет. Мы идем другим путем не из-за них, а из-за Него. Сегодня мы с вами, дорогие и возлюбленные братья и сестры, участвуем в этой битве.

 

Однажды я видел сон, как оказался на ринге с сатаной. Вы бы видели его! Он был огромный, может быть, в 1,5 раза больше человека. Нужно было подпрыгнуть, чтобы ударить его в лицо. Он был черный, мохнатый, и стоял, нависнув надо мной. Всё, кем он был, – это был само зло. Он был создан, чтобы уничтожить меня. Его цель была одной – убить. В нем не было ни толики пощады, ничего, кроме зла. Он есть само зло. И он стоял и смотрел, полный ненависти. Должен был начаться бой. Я помню только одно: всё, что могло спасти, – это только одно – дар веры, который пришел с небес прямо в сердце. Этот дар позволил мне броситься на него со всей своей яростью и всей силой, закричать и броситься прямо в смерть.

 

Вот так воскрешают мертвых! Вот так насаждаются церкви! Вот так исцеляются больные! Вот так побеждаются искушения! Вот так проходят через все испытания: со всей яростью и верой ты просто бросаешься вперед! Это жизнь в огне. Это есть огонь. Этот огонь непобедимый. Они могут убить наше тело, они могут забрать у нас всё, они могут издеваться над нами, но они не могут нас победить, потому что этот огонь неугасимый. Для них он не угасимый. Это есть жизнь в огне. Это есть высшие боевые искусства – ходить в этом огне.

 

Я проснулся и понял: «Да, так и надо стоять!» Вот и всё. И нет другого выбора. Возлюбленные, я не хвалюсь. Я много раз проигрывал ему, но я здесь по-прежнему, потому что он не победил. И я сейчас не хочу быть легкомысленным. Я знаю, что это серьезные вещи, и это слова, за которые надо будет отвечать, но другого нет пути, потому что, если ты будешь бегать от него, ты уже пораженный, ты уже сошел с пути. Твой путь – только вперед. И потом будет слава!

 

То, что я знаю по своей жизни, что туда, где слава, приходит враг. Вот, Захария стоит с Ангелом, и тут же сатана противостоит ему с правой руки. Мы всегда встречаем это сопротивление. Это дано нам для того, чтобы научить войне. Пять князей филистимских оставлены для того, чтобы мы научились войне. И это прекрасно, это держит нас в тонусе, это делает церковь сильной, ее природа становится чище переплавленного золота.

Это золото веры. Я не рассказываю чужие истории, мы говорим о том, что прошли сами.  Это и есть тот огонь. Я хочу молиться, чтобы, как было показано в этом видении, вихрь дал нам пить. Поэтому пейте из этого огня! Возьмите этот дар веры. Он не мой, он Божий. Бог здесь, и сатана тоже здесь, но он будет смотреть, как мы будем пить огонь.

 

Я сегодня молюсь, чтобы мы стали наполненными этим огнем.