УРОК 4. МОРАВСКИЕ БРАТЬЯ

Богемские братья, со времени Цинцендорфа наз. также моравские братья — религиозная община, возникшая в Богемии в XV ст., основанная знаменитым Петром Хельчицким, помещиком и мирянином, который, разочаровавшись в учении католической церкви, стал проповедовать свое собственное учение («учение о справедливости»), требуя возвращения к первым векам христианства.

 

Своими сочинениями («Сеть веры») он приобрел себе многих приверженцев, называвшихся братьями Хельчицкими, которые под руководством бывшего францисканского монаха Грегора, племянника утраквистского епископа Рокичаны, образовали вместе с остатками таборитов и более строгими каликстинцами (чашниками) самостоятельную религиозную общину. В 1457 г. ими была основана в отведенной им королем Георгом Подибрадом деревне Кунвальде колония, где они нашли в священнике Михаиле Брадаче энергического борца за свое дело. Новая община получила название Unitas fratrum, братское единение, а члены ее именовались fratres legis Christi, братья Христова закона или просто — Братья. Преследуемые правительством, они в 1467 в деревне Хотке (близ Рейхенау) совершенно отреклись от католической церкви и избрали по жребию трех старшин, рукоположенных в епископы жившим в Австрии епископом вальденцев — Стефаном. С тех пор они жили в пустынях и пещерах (отсюда данное им в насмешку прозвище «пещерники»), но строгостью нравов и братским единением в духе учения Христа все более и более приобретали последователей, так что ко времени Реформации у них было около сотни своих молелен.

 

Представленное ими в 1532 г. маркграфу Георгу Бранденбургскому и в 1535 г. королю Фердинанду Исповедание веры расположило в их пользу даже Лютера. За отказ сражаться против протестантов в Шмалькальденской войне они были изгнаны Фердинандом из Австрии. Около 1000 человек выселилось 1548 в Польшу, где герцог Альбрехт отвел им для местожительства Мариенвердер. В 1570 они заключили с польскими лютеранами и реформатами Сандомирское соглашение, в силу которого на них были потом распространены льготы Диссидентского мира 1572 г. В Богемии они добились терпимости в силу так называемого Confessio Bohemica (1575), т. е. Исповедания веры, выработанного ими сообща с другими евангелическими церквами страны.

 

Несчастный для протестантов исход богемской войны имел своим последствием почти окончательное уничтожение братьев в Богемии. Только граф Цинцендорф, давший в 1772 многим из них убежище в своем саксонском поместье Герренгуте, до некоторой степени снова восстановил братскую общину. В России богемские братья живут в Сарепте (Саратовской губ.).

 

Особенности их учения, кроме требования чистоты апостольской жизни, заключались в сохранении безбрачия и семи таинств, в признании только духовного причастия и в отвержении спасения одной верой. Присяга, военная и государственная служба отвергалась ими как несогласные с Горней проповедью. Церковное устройство их тоже основано на Священном Писании: проповедью и причастием заведовали пресвитеры (ministri), тогда как надзор за церковным благочинием находился в руках епископов (episcopi или semores). Внутренними делами общины заведовали cиноды.

Ср. Lochner, «Entstehung der Brüdergemeinde in Böhmen u. Mähren» (Нюрнб., 1832); Gindely, «Geschichte der B-en В.» (Прага, 1857, 2 т.); Palacky, «Ueber das Verhältnis u. die Beziehungen der Waldenser zu den ehemaligen Sekten in Böhmen» (там же, 1869); Goll, «Quellen und Untersuchungen zur Geschichte der B-en В.» (там же, 1878); Zezschwitz, «Die Katechismen der Waldenser u. B-en. В.» (Эрланген, 1863).

Цинцендорф: мессианский пионер

Богатый молодой Николас Людвиг фон Цинцендорф, застыв, стоял перед картиной, изображавшей Иешуа, которого Пилат показывал народу, избитого и в терновом венце. Картина называлась “Ecce Homo” (“Вот Человек”), и под ней были написаны слова: “Это Я перенёс ради тебя, а что ты сделаешь для Меня?”

С того момента граф Цинцендорф изменился навсегда. Его ответом было отдать свою жизнь и всё, что у него есть, взамен, и потому Бог (никогда не отказывающийся от такого предложения!) использовал его, чтобы начать одно из самых влиятельных движений в истории. Цинцендорф и моравские братья не только перезапустили заглохший двигатель всемирного миссионерства и начали известную 100-летнюю непрерывную молитву, но также были и мировыми пионерами мессианского движения ещё в начале восемнадцатого века. Вот что произошло.

Время преобразования пришло

Веками повеление Иешуа нести Евангелие народам было практически забыто, наряду с пониманием того, чем на самом деле является Евангелие, поскольку большинство простых людей не имело доступа к Слову Божьему на своём родном языке. Появление переводов Библии и изобретение книгопечатания привели к революции в изучении Библии, и к 16-му веку верующие наконец-то могли сами прочитать, что же означает быть последователем Иешуа, а также узнать о Божьих планах для Израиля.

До этих событий человек по имени Ян Гус призывал народ к библейским истинам на территории, которая сейчас является Чешской Республикой. В конце концов его сожгли на костре, но его последователи продолжили его призыв отказываться от созданной людьми религии, возвращаться к простым Библейским истинам и, подобно ему, они также подвергались преследованиям и гонениям. Много лет спустя большая группа этих верных моравских гуситов сбежала в Германию в поисках убежища. Именно в этот исторический момент на сцене появляется наш друг, граф Цинцендорф.

 
Преследуемые моравские братья

Моравским верующим было необходимо место для поселения, а граф Цинцендорф был богатым дворянином, имевшим горящее для Иисуса сердце, и множество земли, которой можно было поделиться. Земли, которую он уже давно посвятил Богу. Именно в его имении началось движение, которое стало действительно новаторским, как в истории Церкви, так и в истории мессианского иудаизма.

Первое дерево для строительства жилья для моравских беженцев было срублено 17 июня 1722 года. Когда Цинцендорф пришёл посмотреть на строительство дома, “он с радостью вошёл в него, приветствовал их от всего сердца, преклонил с ними колени, вознёс благодарение Богу и с горячим сердцем благословил это место” [1]. При посвящении дома они прочитали вместе отрывок из книги пророка Исаии:

“На стенах твоих, Иерусалим, Я поставил сторожей, которые не будут умолкать ни днем, ни ночью. О, вы, напоминающие о Господе! не умолкайте, — не умолкайте пред Ним, доколе Он не восстановит и доколе не сделает Иерусалима славою на земле.” (Ис. 62:6-7)

“Граф Цинцендорф был, несомненно, одним из самых невероятных персонажей, — писал его друг и биограф. — Он любил Иисуса и был другом простых людей… настоящим гением… утвержденным, хотя иногда и эксцентричным, богословом… которого невозможно было заставить делать что-либо, противоречащее его совести” [2]. Он часто провозглашал две или даже три проповеди любому, кто был готов слушать, — иногда своей большой семье, иногда и многим другим людям. Он писал гимны и стихи, и часто путешествовал и вдохновлял других делать то же, проповедуя Евангелие, где бы он ни был.

Моравская община, которая развивалась в поместье графа, стала весьма примечательной по ряду причин.

После многочисленных конфликтов в общине был заключен договор, в котором каждый домочадец соглашался с заветом о том, как относиться друг к другу. Была установлена система молитвы, суть которой была в том, чтобы молиться буквально посменно и круглосуточно, 24 часа в день, 7 дней в неделю. И они соблюдали этот договор в течение ста лет. СТО ЛЕТ непрерывной молитвы!

 

Эффект 100-летней молитвы
Вероятно, потому неудивительно, что в среде этой группы посвящённых верующих произошло и множество других невероятных вещей. В то время, как среди народов было повсеместное затишье в провозглашении Евангелия, моравские братья отправили сотню миссионеров по всему миру.

Вероятно, самая замечательная история произошла, когда Цинцендорф встретил африканца, который сбежал из американского рабства и, услышав его душераздирающую историю, привёл его, чтобы тот поделился ей с моравской общиной. Моравцы были так тронуты услышанным, что некоторые впоследствии даже продались в рабство, чтобы иметь возможность делиться благой вестью с находящимися в узах, трудясь в рабстве вместе с ними. В отличие от африканцев, которых похищали, эти сумасшедшие моравские волонтёры сами по своей воле переплывали океан как рабы просто для того, чтобы принести Евангелие свободы заключённым в аду рабства. Нам трудно даже вообразить этот уровень жертвенной любви.

Есть ещё одна замечательная история о группе моравских семей, плывущих на корабле в Америку для благовестия, когда они внезапно попали в шторм и столкнулись лицом к лицу со смертельной опасностью. К удивлению прочих пассажиров корабля, моравцы — мужчины, женщины и дети — бесстрашно пели песни хвалы Богу. Это так коснулось одного из пассажиров (считавшего себя христианином), что он пережил мощное духовное преобразование и прибыл в Америку новым человеком. Его звали Джон Уэсли. Позже Бог использовал Уэсли, чтоб зажечь евангельское пробуждение в Великобритании и поднять сотни евангелистов, которые путешествовали по миру, проповедуя Евангелие [3].

Предтеча мессианского движения

Согласно труду Кристиана Дитмара [4], Цинцендорф убедился из Писаний, что первоочередное достижение евреев было необходимым для мировой миссии, согласно Рим. 1:16, и потому незамедлительно послал людей в еврейскую общину в Амстердаме.

Цинцендорф добавил молитвы за Израиль в литанию общины в 1740 году — таким образом, впервые во всей Западной Церкви в литургию было включено на постоянной основе ходатайство за Израиль. В этой молитве просили о том, чтобы Бог “восстановил колено Иуды в своё время и благословил его первые плоды среди нас”.

 

Он также ввёл соблюдение праздника Йом Киппур в качестве воспоминания о еврейских корнях веры, и даже предпринимал попытки соблюдения кашрута, чтобы евреям было проще жить с ними в их моравском поселении. Он критиковал Западную Церковь за принятие названия “Остер” (Easter) вместо оригинального “Пасха”, что ближе к настоящему названию праздника Песах, во время которого Иешуа был распят и воскрес. Во многих моравских семьях в 19-м веке пасхальным ужином был ягнёнок, символизирующий закланного пасхального агнца.

С годами Цинцендорф предпринял несколько попыток основать еврейскую “Кехилу” (общину). Он организовывал смешанные браки евреев и христиан согласно еврейским порядкам, но никогда не набиралось достаточно большой группы для основания отдельной общины. Не так много евреев приходили к вере в Иешуа в тот период истории, но я лично знаю по крайней мере одну еврейскую семью, присоединившуюся к моравским братьям — их потомки позже стали миссионерами в Тибете. Несомненно, были и другие. Тем не менее, большое число неевреев было затронуто этим удивительным движением и Евангелием, которое проповедовали моравские братья, равно как и ключевые, вроде Джона Уэсли, люди, на которых они повлияли.

Другой финал истории богатого юноши

Вот что происходит, когда молодой богатый управитель не уходит от Иешуа опечаленным, но с радостью принимает вызов отдать всё, что у него есть, и служить нуждающимся. Иешуа выбрал всего лишь двенадцать обычных человек, чтобы перевернуть мир вверх дном, — людей, которые перестали бояться смерти, страданий и жертвы. Они ходили с Иешуа и видели Его готовность отдать всё для них, и желали посвятить себя Ему в ответ. Человек на картине “Ecce Homo” бросает нам вызов: “Это Я перенёс ради тебя, а что ты сделаешь для Меня?”